• 20 сентября 2017 в 23:29
    Категория: Интервью | Автор: a961456591

      История Александра Котлобая — рассказ про мужество, преодоление и терпение. Малоизвестный петербургский боксер, не имея серьезной промоутерской помощи, сумел «дотянуться до звезды». Уже выступая на профессиональном ринге, Александр был вынужден подрабатывать, чтобы прокормить семью. Как в такой ситуации сосредоточиться на боксе? Котлобаю это удалось. Он получил право встретиться с элитными бойцами первого тяжелого веса: Энцо Макаринелли и Рахимом Чахкиевым. Итальянец уже в первом раунде послал Котлобая в тяжелый нокаут. Все, конец карьеры? Не тут-то было. Спустя год и девять месяцев Котлобай провел достойный поединок против восходящей на тот момент звезды — олимпийского чемпиона Пекина Рахима Чахкиева. Петербуржец снова проиграл, побывав в нокдауне в третьем раунде.

      В интервью «Спорту День за Днем» 37-летний боксер вспомнил и другие яркие бои из своей уже завершившейся карьеры, а также рассказал, как пару раз проучил хамов и столкнулся с откровенной грязью в ринге.

    Боец из народа

    — Безусловно, у меня был потенциал, но не нашлось инструментов, — с ходу признал Котлобай. — Надо было ездить на сборы, а я не мог никуда уехать дальше зала на улице Боровой. Еще требовалось покупать хороших спарринг-парт­неров. Чтобы заработать, я был тренером. В день проводил три тренировки и столько же занимался сам. Я был как Рикки Хаттон по прозвищу «боец из народа». Занимаясь только боксом и получая за это гонорары, я бы не смог прокормить свою семью.

    — Сергею Ковалеву в этом плане повезло больше. Он нашел промоутера, который готов был тратить большие деньги на его раскрутку.
    — Ковалев рискнул, уехал в Америку, где есть все для бокса и для развития бойца. Много залов, спарринг-партнеров. Это самое главное. Меня выручало то, что на Боровой, где я готовился к боям, тренировались многие известные боксеры и бойцы смешанного стиля.

    — Кто, например?
    — Денис Бахтов, Роман Зенцов, Александр Емельяненко. Несколько раз там появлялся его брат Федор.

    — Почему вы продержались так долго на профессиональном ринге, не делая вложений?
    — У меня были определенные задачи и мечты, поэтому я терпел и работал. Надежда умирает по­следней. Возьмите того же Рахима Чахкиева. Он жил только тренировками, ему не надо было искать средства на пропитание и поддер­жание штанов. А для меня бокс был просто как хобби. Я не был раскрученным, а моя подготовка, честно сказать, была домашняя.

    — Так у вас всю карьеру подготовка была домашняя.
    — Да, я очень редко ездил на сборы — не было денег. Пару раз был в Германии. Работал спарринг-партнером Марко Хука. То, что он бьющий, — это бесспорно. Его соперники падают. У него много побед нокаутом, но немецкая школа очень односторонняя.

    GA3EuusNcK9wp9td.jpg

    — Что вы имеете в виду?
    — Защитные действия — и сразу атака. Это не очень интересно, и это большой минус. Боксер много принимает на себя. В таком же стиле работает Артур Абрахам. Он принимает в защиту и сразу переходит в атаку.

    — Абрахам уже допринимался…
    — Да, в одном из боев против Эдисона Миранды ему свернули челюсть, но он выиграл тот бой на морально-волевых качествах. Или, например, Хук вел по очкам с Гловацки, но в 11-м раунде тот его уронил и выиграл досрочно (летом 2015 года немецкий боксер потерял титул чемпиона мира по версии WBO. — «Спорт День за Днем»). Это бокс — никто не застрахован. Один удар может закончить карьеру.

    — Вы родились 1 апреля. Это как-то повлияло на вашу жизнь?
    — Если бы у меня не было чувст­ва юмора, я бы быстрее закончил с боксом. На тренировках, которые вел сам, постоянно шутил. Надо же как-то народ поддерживать. Да и в трудные минуты без юмора никак. Особенно когда на определенных этапах карьеры случались застои — не было денег, чтобы проводить бои, а мне надо было набирать практику. Были моменты, когда я готовился к бою и его отменяли из-за финансовых проблем.

    Как слепой котенок, всегда слушал тренера

    — Кто на вас повлиял как на боксера?
    — Не было таких кумиров, которые мне очень нравились. Майк Тайсон импонировал своей ударной мощью. Из-за хитрости и изворотливости нравился Рой Джонс. Чему-то я мог у них научиться, что-то перенять. Да все хотели быть на них похожи, все пробовали, старались повторить их фишки. Мне удалось развить хороший удар. Люди падали, было немало нокаутов. За счет движения, нырков и уклонов уходил от ударов. У меня была хорошая база, мог и в ближний бой пойти. Не хватало только мощи. Можно было сгонять вес и уйти в 79 кг, но не хотелось. Я, как слепой котенок, всегда слушал тренера. Чем хорош боксер, который управляем, — его легко контролировать. Это большой плюс. А есть хорошие, талантливые боксеры, но они неуправляемые. Это гораздо хуже.

    — Приходилось ли вам применять навыки боксера в жизни?
    — Есть такая шутка: обидеть боксера может каждый, а извиниться уже не всякий успеет. Был случай, когда я выходил из метро, а меня мужик толкнул плечом. Причем входить было нельзя — это был выход. И после этого он еще полез на меня с кулаками.

    — Какой наглец.
    — Мне пришлось применить свою мощь, и он упал. Еще был инцидент у магазина на стоянке. Человек на машине не пропустил меня. Начал наглеть, кричать, шуметь. Сказал мне: выходи. Мы вышли. Для него все закончилось нокаутом. Я сам никогда не лезу на рожон. Мне это не нужно. Я по своей натуре очень спокойный человек. Всегда руководствовался принципом, что лучший бой тот, который не состоялся.

    — Вам приходилось сталкиваться с грязью в ринге, когда боксер нарушает правила против тебя, а рефери молчит?
    — Были грязные бои в Дании. Соперник постоянно бил меня по затылку, шел головой вперед, а судья в ринге не делал ему никаких замечаний. От этого никуда не деться. Если рефери отдает предпочтение одному боксеру, то он может закрывать глаза на его грязные по­ступки. Даже Роя Джонса засудили на Олимпиаде в Сеуле. Хотя он за тот бой трижды отправлял соперника в нокдаун.

    Отравился перед боем с Чахкиевым

    — Давайте теперь о главных боях в вашей карьере — против Макаринелли и Чахкиева.
    — В тот момент я старался не думать о боксе. Перед этими боями переключался на другие вещи. Если о нем все время думать, заводить себя, то можно просто сгореть. Старался отводить себя в сторону. Это очень важный психологический момент. Исход поединка зависит от этого примерно на 50 процентов. Вот, например, к бою с Макаринелли я неправильно подошел психологически. Перед поединком с Чахкиевым все было по-другому. И я отбоксировал лучше. Был совсем другой настрой.

    — За счет чего?
    — Я сходил на прием к своему знакомому психологу. Вообще это очень важный момент даже в обычной жизни. И сейчас это начинает развиваться в нашей стране.

    — Расскажите поподробнее о поединке с Макаринелли. Что нужно было, чтобы он состоялся?
    — Здесь была более важна работа промоутеров, чтобы заинтересовать его. Все-таки Энцо был боксер из элиты моего дивизиона. На тот момент он был звездой, пусть уже и затихал. Он боксировал и против Дэвида Хэя, и против Дениса Лебедева. Макаринелли знал, почем фунт лиха. Мне лично требовалось набрать рейтинг, чтобы получить право сражаться за титул чемпиона Европы. Со своей стороны я все сделал. Но если бы спонсор не нашел деньги, то никакого боя бы не было.

    — Макаринелли быстро вас потушил. Как вы восстанавливались после того нокаута?
    — Семья, друзья, была какая-то медицинская помощь. У меня больше пострадали нервные окончания, которые переходят в головной мозг… А ведь поединок начался для меня хорошо. Изначально я встряхнул Энцо левым боковым. Он немного попятился. А потом я даже не видел, как получил. Тот удар пришелся чуть ли не в сторону виска. Не хватило опыта. Я пропустил удар, хотя мне надо было отсидеться.

    — Наверное, вы правы.
    — А я со своими амбициями вскочил и захотел показать, что готов продолжать бой дальше. Надо было отсидеться до счета «восемь», а потом отбегаться. Очевидно, что тогда мне не хватило опыта больших боев. Нужно было по-другому готовиться. Если бы я тогда выиграл, все могло повернуться по-другому.

    VEDwezy70y9G7xin.jpg

    — Перед боем с Макаринелли вы весили больше соперника, а на поединок с Чахкиевым, напротив, вышли более легким.
    — У меня не было проблем с весом. Мне, наоборот, надо было добирать. Старался весить больше, чтобы мощнее бить. В межсезонье весил 90 кг, а у нас граница 90,7 кг. Когда выходил на Макаринелли, я был массивнее, а против Чахкиева, наоборот, более подсушенный, легкий. Это зависело от тактики. И еще перед боем с Чахкиевым я отравился. Это было уже после взвешивания. Я не очень хорошо себя чувствовал перед боем, но наелся каких-то таблеток, вышел на ринг и отбоксировал.

    — Какие впечатления оставил Чахкиев?
    — Бьет он сильно. Еще хорошо смещается — не дает себя бить. Но при этом он очень односторонний. Хочет сильно ударить, поэтому тратит энергию. Вкладывается в каждый удар. А я старался больше двигаться, изматывать его. По сути, другого варианта у меня не было. Если б я не двигался — упал бы. Бой продлился все десять раундов. В первой половине он выглядел свежее, а потом силы стали его покидать.

    — После поединка с вами Рахим проиграл Влодарчику. Причем этот бой прошел по схожему сценарию с вашим.
    — Влодарчик — очень опытный боксер. Он выбрал правильную стратегию. Сначала дал Чахкиеву вымахаться. А когда он устал, Влодарчик сделал свое дело. Мне же просто сил не хватило, чтобы плотно приложиться. Я тоже хотел сделать как Кшиштоф — дать ему вымахаться и потом начать свою работу. Но я был полностью обезвожен.

    — Этот бой стал завершающим в вашей карьере.
    — Честно говоря, когда я шел к нему, у меня уже пропала искра. Устал от всего, поэтому отбоксировал на тихой волне.

    — На тихой волне провели десять раундов против хваленого панчера и ушли с ринга на своих ногах.
    — Только в третьем раунде я пропустил в печень. Я присел, и мне отсчитали нокдаун. Итоговый счет я не помню, и это не важно. После боя отзывы были хорошие. Приходили комментарии. Вот даже вы говорите, что на том уровне, на каком я тренировался, я отбоксировал неплохо.

    Личное дело

    Александр Котлобай

      Родился 1 апреля 1980 года в Ленинграде

      Выступал в первом тяжелом весе (до 90,717 кг)

      На профессиональном ринге провел 25 боев, 21 выиграл (15 — нокаутом), 3 проиграл (один нокаутом), один поединок завершился вничью.

      Был обладателем поясов IBF International и WBS Baltic, чемпионом по версии PABA, чемпионом СНГ и славянских стран (CISBB) по версии WBC, чемпионом мира по версии GBU.

      Участник боя за титул чемпиона Европы по версии EBU.

      Первый бой провел 25 июля 2004 года против белоруса Уладзимира Санковича, а последний — 28 января 2012 года против соотечественника Рахима Чахкиева.

    Использованы фото: DPA/Vostock-photo

    sportsdaily.ru

    2 комментария
  • 22 сентября 2017 в 13:30, a961456591
    109aeab97ddaa00ac5809bc85f1c16a6.jpg
  • 23 сентября 2017 в 14:21, a961456591
    Чахкиев завершил карьеру sport-express.ru

Реклама

Афиша

  • Мурат Гассиев vs Кшиштоф Влодарчик
    Мурат Гассиев vs Кшиштоф Влодарчик
  • Мигель Котто vs Садам Али
    Мигель Котто vs Садам Али

Пользователи
онлайн (73)


Гостей: 73

Наши друзья