• 22 апреля 2015 в 21:55
    Категория: Статьи | Автор: a961456591

    Алексей Сукачев – о первых встречах филиппинского супергероя с супергероями мексиканскими: Марко Антонио Баррерой, Хуаном Мануэлем Маркесом и Эриком Моралесом.

      Мэнни... Если говорить о самом впечатляющем его восхождении, то обязательно вспомнят период 2008-2009-го годов, когда Пакиао был просто неостановим. Но тот его взлет был ожидаем и даже предсказуем в той мере, в которой можно прогнозировать чье-то величие – никогда не знаешь, хватил ли ты лишнего, или наоборот «недосолил». Настоящим же был первый подъем филиппинцы в первой половине 00-х, заложивший основы всей будущей звездности и всех будущих успехов «тогда еще не-»суперчемпиона.

    БУРЯ И НАТИСК

      ... Но если уж быть совсем дотошным, то, конечно, взлет Пакиао в начале нулевых никак не был его первым. О самом первом мы уже поведали в предыдущем рассказе, и та победа – над куда более легендарным, нежели Лело Ледваба, Чатчаем Сасакулом – она стоила очень многих других. Когда-то она займет достойное ей место в первой десятке лучших побед филиппинца, но сейчас о ней помнят единицы.

      Единицы помнят и о том первом чемпионстве Мэнни. Затерянное в джунглях Юго-Восточной Азии, уменьшенное до размеров самых крошечных бойцов современности его видно невооруженным глазом с огромным трудом. Пакиао если и был тогда звездой, то 5-6-й звездной величины – типично для азиата-однодневки в забытом богом (и Америкой) весе…

      Мы оставили Мэнни в миноре, на его поражении Медгоену Сингсурату, хотя в куда большей степени Мэнни проиграл тогда весам. В этой ситуации его команда приняла непростое решение прыгнуть сразу на три (!) веса вверх: из 50,8 кг в 55,3 кг. Это нам, с высоты гамбургеров и пицц, запитых «Балтикой» и «Русским Стандартом», такая разница кажется смешной. Для многих же, очень хороших боксеров она является непреодолимой, особенно когда прыгать вверх с места.

      Но риск оправдался блестяще, хотя поначалу о выдающемся таланте, не боящимся новых испытаний, заговорили там, где в его звезду верили всегда и без оговорок – на Родине. Мэнни не стали сразу же кидать (в отличие от Сонсоны, кстати) к волкам, но к собакам кинули. Его первыми противниками в новом весе стали ветераны-соотечественники Рейнанте Ямили и Арнел Барротилльо, на которых будущая гроза весов вплоть до среднего нагуливала аппетит, а уже потом ему стали подвозить бойцов-азиатов третьего эшелона. Мэнни дрался часто и в охотку: с декабря 1999-го по апрель 2001-го он завоевал и 5 раз защитил титул WBC International, благодаря чему не только продвинулся в рейтингах, но и получил хоть какую-то известность за пределами континента.

      Тот Пакиао был совсем не похож на сегодняшнего: не было чувства дистанции, защита (которая и сейчас не является коньком Мэнни) откровенно отсутствовала, стойка была разбалансированной. Но уровень таланта был настолько велик, что – вместе с пудовыми кулаками и запредельной скоростью – вытаскивал Пакиао из всех передряг. И все же талант был сырой. Ни в одном из поединков это не проявилось более четко, чем в схватке Пакиао с небитым до этого Недалем Хуссейном (18-0) – боксером, из-за своего антуража (Фенеч в углу!), гражданства и вышколенности, стоявшем отдально от других оппонентов Мэнни в те годы. Пакиао его, конечно, прошел, но побывав на полу и без привычного блеска (в глазах и в результате). Для того чтобы расти нужна была огранка.

    ЗНАКОМСТВА БЫВАЮТ РАЗНЫМИ

      Едва ли не самое интересное, что касается, раннего Пакиао – это люди, которые его окружали (а многие и окружают до сих пор). О, какая эта была разношерстная и разномастная тусовка!

      Но свое самое главное знакомство Мэнни организовал себе сам в январе 2001-го года, переступив порог не так давно открывшегося и не самого известного тогда зала под названием Wild Card Gym. Пакиао не раз и не два заходил в конце 2000-го и в начале 2001-го года в разные боксерские залы на западном побережье Америки, куда он направился вместе со своим менеджером Марти Элорде. Но лишь в Wild Card тренер – вы же догадываетесь, кто им был – решился не просто посмотреть на новичка (а Пакиао тогда, конечно, в упор никто не знал за океаном) краем глаза во время его спарринга (или того хуже – боя с тенью), а попробовать его на лапах.

      … Судьба. Она окружала и продолжает окружать Мэнни, делая это мистически, совершенно не похоже на то, как она же ведет под ручку Флойда Мэйуэзера. Вы, например, знаете, что Мартин Элорде – это сын Габриэля «Флэша» Элорде? Не было бы Элорде – человека, повторно открывшего Филиппины Америке, а Западное побережье последней Филиппинам – не было бы, возможно, и сегодняшнего Пакиао. И вот его сын взял Наследника с собой.

    А как вам то ли история, то ли легенда о том, что после первой тренировки Мэнни оставил Роачу три записи своих боев: против Торрекампо (первое поражение нокаутом), против Сингсурата (второе поражение нокаутом) и против Хуссейна (самая невнятная из последних побед)? Многие ли после этого продолжили работать с Мэнни? Фредди продолжил – о чем впоследствии не пожалели оба…

      Однако же дело шло к дебюту Пакиао в Америке, но никто не знал, куда бы прикрутить этого зрелищного, но неизвестного паренька. Вновь ответ подсказала Судьба. Не было бы счастья, но Пакиао помогло несчастье мексиканца Энрике Санчеса, экс-чемпиона мира WBA, который должен был драться в США с очень крепким южноафриканцем Лехлохоноло Ледвабой, проводившим 6-ю защиту своего пояса IBF. Санчес получил травму за две недели до боя, и экспресс-поиск оппонента для Ледвабы привел его менеджмент к Пакиао. Если бы Ледваба и его команда знали, с кем они решили связаться, то они просто отменили бы поединок ко всем чертям. Но кто ж тогда знал?

      В Америке, конечно, тоже не дураки сидели. Нужно было прочувствовать момент, и лучше всех это сделали самые большие жулики – как и всегда. Мурад Мухаммад, когда –то делавший бои в тюремных застенках Rahway State Prison для Джеймса Скотта, и Род Назарио, оттерший мягкого Марти Элорде, подсуетились образцово-показательно. Бой был на мази, Пакиао вышел из ниоткуда и отметелил Ледвабу в одном из самых лучших своих боев, став чемпионом мира IBF.

      Так началась вторая часть стратосферного прыжка филиппинца – время, когда он стремительно трансформировался из гиперталантливого сорванца в юного гения, который знает как использовать хотя бы половину своих талантов. Это было неимоверно турбулентное, но очень интересное время.

      Нестабильность. Именно этот эпитет лучше всего характеризует второе чемпионство Мэнни. Оно было похоже на американские горки, когда за резким взлетом начинается свободное падение. Так в первой же защите против грязнейшего (и ныне покойного – его застрелили в 2005-м году) доминиканца Агапито Санчеса, Мэнни нахватал ниже пояса на пол-жизни вперед, получил жесткое рассечение над правым глазом и не без труда ушел от поражения в сторону технической ничьей. А бой, к слову, был объединительным, так как Санчес владел поясом WBO. Впрочем, еще более примечателен он был тем, что прошел в андеркарде… поединка Мэйуэзер – Чавес. Так на короткий миг, за 13 с лишним лет до 2-го мая 2015-го года их тропинки пересеклись в первый раз (на момент боя вес Флойда составлял 137 фунтов, а вес Мэнни – 132 фунта, т.е. всего 2,5 килограмма – уже тогда!)

      С другой стороны, остальные защиты пояса IBF (а их было еще три) были образцово-показательными: 2, 1 и 3 раунда соответственно. Правда, уровень оппозиции оставлял желать, как говорится. И – опять-таки! – свой самый интересный поединок в то время (точнее – 15-го марта 2003-го года) Мэнни провел в нетитульном бою: малоизвестный обычным болельщикам, но хорошо известный в среди отечественных хардкоров казах Серик Ешмагамбетов опрокинул Мэнни в 4-м раунде так, что тот едва встал, но был нокаутирован в следующем же раунде.

      Куда тяжелее был нокаут, совместно организовывавшийся в отношении Мэнни Родом Назарио и Мурадом Мухаммадом, виртуозно обчищавшим его счета. Так, за бой с Хорхе Элисьером Хулио (не абы где, а в андеркарде События: боя Тайсон – Льюис) Мэнни получил 36 тысяч долларов. Из 270-ти, полученных за него от HBO Мухаммадом. Ну, а остаточек осел в кармашках Назарио. Эти ребята грабили Мэнни, о чем последний и не подозревал. В отличие от бессребреника Фредди, заложившего всю кодлу всего через год.

    Пакиао – второе чемпионство

    Завоевание – 23.06.2001: Лехлохоноло Ледваба (ЮАР, 33-1-1) – ТКО 6;

    Число защит – 4 (3(3)-0-1)

    Противники: Агапито Санчес (Доминиканская Республика, 31-9-2) – TD 6; Хорхе Элисьер Хулио (Колумбия, 44-3) – ТКО 2; Фахпракорб Раккиатджим (Таиланд, 37-2) – ТКО 1; Эммануэль Лусеро (Мексика, 21-0-1) – ТКО 3.

    Средний послужной список оппозиции: 33-3-1

    Среднее число раундов: 5.6

    Продолжительность удержания – 2 года 1 месяц

    Нетитульные бои: 1 (1(1)-0)

    РАНДЕВУ С ВЕЛИКОЙ ТРОИЦЕЙ


      Когда после памятной эры, завершившейся их эпической зарубой (и лучшим боем 2000-го года), Марко Антонио Баррера и Эрик Моралес почти синхронно ушли из 55,3 кг в полулегкий вес, центр масс мирового бокса немедленно переместился именно в этот вес, где уже чемпионили такие ребята как Насим Хамед и Фредди Норвуд, а чуть позже и Хуан Мануэль Маркес. И, словно черная дыра, они стали притягивать деньги, славу и звездных оппонентов. В начале 00-х таким образом были затянуты в эту категорию такие мастера, как Джонни Тапиа, Кларенс Адамс и Поли Айяла. Затянуты и уничтожены.

      Когда Пакиао после ухода Айялы стал лучшим бойцом первого полулегкого веса, его дорога могла идти только наверх в Страну Великих. Он был слишком крут, чтобы a-la Крис Джон сидеть со своим поясом как собака на сене. Он был не слишком известен, чтобы его избегали. Не такие ребята как Моралес или Баррера, во всяком случае. Вопрос был только в том, с кого начать. Начать решили с Баррерой. А оказалось – с Барреры…

      Для понимания: Марко Антонио на тот момент был лучшим боксером полулегкого веса даже без единого титула. Вернее, он владел поясом The Ring, и кто скажет, что незаслуженно: Насим Хамед, Энрике Санчес, Эрик Моралес, Джонни Тапиа и Кевин Келли – вот кого, МАБ победил во время второго чемпионства Пакиао. Баррера был фаворитом, но знающие люди ставили на Мэнни: потому что Тапиа и Келли – это не те люди, с которыми нужно готовиться к филиппинскому урагану. Ставший академиком Баррера (впереди у которого были еще вторая и самая легендарная его победа над Моралесом и три года чемпионства) не имел шансов, даже несмотря на всю симпатию рефери Лоуренса Коула: Мэнни прикончил его в 11-ти раундах, чтобы завоевать свой первый титул журнала The Ring. Апсет, конечно – как падение секвойи, уже мертвой изнутри, съеденной древоточцами и неизлечимыми болячками: она упадет так, что содрогнется все вокруг, но это предопределенное падение.

      Но были и другие противники, а сам Мэнни был тем, про кого говорят «work in progress». Он лишь приближался к своему пику, но был все еще далеко от него. Примерно в то же время развернулась борьба за «наследство Пакиао» – будущее, которое уже начали делить и слабевший Мурад Мухаммад, и дежурившие рядом акулы вроде Оскара, Крестного Боба или Лу ДиБеллы. Но наследство надо было наращивать, а потому никакие судебные дрязги (о которых – позже) не могли остановить машину по производству денег и удовольствия, которая стала с удвоенной скоростью монтироваться вокруг филиппинца после его прорыва в бою с Баррерой.

      Следующим противником Мэнни стал Хуан Мануэль Маркес, и это было более чем логично. У Маркеса была репутация противника, с которым никто и никогда не хочет драться (слишком опасно!), да еще и два пояса чемпиона (WBA и IBF впридачу). У Пакиао же было звание лучшего бойца его веса – а это не так уж и мало!

      И снова сумасшедший бой, в котором Мэнни трижды посылал Маркеса на настил в первом же раунде, а затем… проиграл почти все остальные противнику, который станет для него знаковым и, вместе с собой, очертит границы наследства и царства Мэнни. Но это будет позже – в 2008-м, 2011-м и 2012-м годах. А пока Маркес ограничивал силу филиппинца в настоящем, побеждая на бумажках фанатов, но чудом унеся ноги на карточках судей, которые сделали ничью, там где (по всем правилам, кстати говоря) быть и не должно. Но она случилась.

      И снова дорога наверх. Полулегкий вес остался в прошлом, промелькнул и остался в прошлом. Машина несла Пакиао дальше и дальше ввысь, и в какой-то момент эта сумасшедшая гонка должна была остановиться, потому что амбиции – как самого Пакиао, так и его команды – уже сильно опережали его пока еще не поспевавшее за этой гонкой мастерство. Кривая же несла филиппинца на рандеву с третьей головой мексиканского Дракона: одну Мэнни отрубил, другую сильно поранил, но и сам опалился, а третья – третьей был «Ужасный» Эрик Моралес.

      Поединок с Эриком – вернее, первый поединок против Эрика – это квинтэссенция всего II-го этапа карьеры Пакиао, и ее же ограничитель: Мэнни завершил великое кругосветное путешествие и вернулся к истокам, которые ему пришлось открывать (заново!) в себе в ходе того поединка. Моралес заставил филиппинца остановиться (не только в ходе самого поединка, но и по ходу развития карьеры) и задуматься – для того, чтобы стать лучше потом. Он же стал единственным, кто смог победить Пакиао, уже входившего во всевозможные 5-7-ки P4P, на пике его карьеры (а не после оплеванного судьями «поражения» от Тимоти Брэдли). И, если вы будете выбирать, другой такой бой Эрика, то не найдете – тот был уникален, и дал ему даже больше, чем первая победа над Баррерой.

      Что до Пака, то, получив хороший импетус, он стал готовиться к своему не самому главному, но самому эффектному рывку.

    Путь Мэнни Пакьяо. Первые успехи и неудачи


    Путь Мэнни Пакьяо. Первое чемпионство



    Автор Алексей Сукачев
    22 апреля 15:42
     sports.ru 
    10 коментариев
  • 22 апреля 2015 в 23:13, a961456591
  • 23 апреля 2015 в 12:50, Stas
    Спасибо. Оч. легко читается, как всегда. 
  • 23 апреля 2015 в 13:08, Jeka
    ну не могу читать творения этой авторши. Вроде и слог хороший, а по смысловой нагрузке - чистый пакофильский бред... следующая ее статья про Мэя будет совершенно в другом ключе написана.
    В публикации: время, когда он стремительно трансформировался из гиперталантливого сорванца
      без комментариев.... оказывается Пак был гиперталантливым...
    • 23 апреля 2015 в 16:01, Sash
      Jeka: оказывается Пак был гиперталантливым...
       А за счет чего, по твоей версии, филиппинский голодранец вырос из ничего в одного из лучших боксеров планеты? 
      • 23 апреля 2015 в 17:35, a961456591
        Да сколько же Жека раз должен повторить: "ХИ-МИ-Я"!?

        Уже даже Роджер в курсе.

        А после боя, ещё и про магию вспомнят! Авой клянусь!
        • 23 апреля 2015 в 17:43, JamP
          а где такую химию можно достать?
          • 23 апреля 2015 в 18:20, Postol
            да и судьи  Пака тянут
            • 23 апреля 2015 в 18:28, JamP
              да, что ни Маркес, то Бредли...
          • 23 апреля 2015 в 21:31, Fisherman
            JamP: а где такую химию можно достать?
             Что Паша, недоволен размерами своей головы?
            • 23 апреля 2015 в 21:46, JamP
              да, мозги начинают поддавливать и живот неуклонно набухает при безработице, надо как-то решать эти вопросы.

Реклама

Афиша

  • Спенс vs. Портер
    Спенс vs. Портер
  • Головкин vs. Деревянченко
    Головкин vs. Деревянченко
  • Усик vs. Спонг
    Усик vs. Спонг
  • Гвоздик vs. Бетербиев
    Гвоздик vs. Бетербиев
  • Альварес vs. Ковалёв
    Альварес vs. Ковалёв

Пользователи
онлайн (67)


Гостей: 67

Наши друзья